• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:38 

Не нервируйте меня. Мне скоро негде будет прятать трупы.
Стащено у Ледяного волка.


"
Ночью перед подъездом на асфальте появилась надпись «Зайка, я люблю тебя!». Белой эмалевой краской поверх небрежности трудов дворника. Все шестьдесят женщин подъезда зайкового возраста (от десяти до 60 лет) в это утро выглядели загадочнее черных дыр космоса. По лицу каждой читалась абсолютная уверенность, что послание адресовано именно ей.
— Как это трогательно. – умилилась одна из женщин. – Настоящий мужчина и романтик растет. Я-то думала так сейчас не ухаживают.
— И не говорите. – подхватила другая. – И только одна единственная знает, что это написано только для нее.
— Уж она-то точно знает! – залилась румянцем первая. – Но не расскажет никому.
— Эт моей Машке писали. – заметил мельком отец одной из гипотетических заек.
— Ну, ну. Ошибок-то нет! – возразили женщины. – Запятая где положена и «тебя» через Е, а не через И.
— Ну так и почерк ровный. – возразил уязвленный отец. – Не слепой человек, видимо писал. Так что и не вам, вероятно.
Так, слово за слово, разгорелся конфликт полов, поколений и социальных слоев. С мордобоем, матом и разорванными бусиками. Приехавший наряд милиции полюбовался с полчаса на побоище заек подъезда и только потом разнял всех.
С утра надпись изменилась. Кто-то уточнил данные и теперь надпись была более конкретной «Зайка с 6-го этажа, я люблю тебя». Зайки с остальных этажей почувствовали до крайности оскорбленными в лучших чувствах.
— Это ж надо такой сволочью быть. – сообщила экс-зайка лет сорока с пятого этажа. – Разрисовывать-то – оно ума много не надо. Подарил бы цветов что ли.
— И не говорите. – поддержала еще одна развенчанная, с расцарапанным еще вчера во имя романтики, лицом. – Взял бы, да разметку нанес вместо этих каракулей. Раз уж краски много.
Зайки с шестого этажа свысока поглядывали на всех и мечтательно смотрели вглубь себя. Эту мечтательную задумчивость не оценил муж одной из заек. Он хотел было попенять супруге на недостойное поведение, но увлекся и попинал бедную женщину к вящему удовольствию всех остальных заек подъезда.
На следующий день надпись закрасили и на белом фоне черной краской появилось «Мильпардон, ошибка. С пятого этажа зайка-то! Люблю тебя.».
С шести утра начали подтягиваться зрители из соседних подъездов. И не зря. Ровно в семь, у подъезда, напрасно обиженная женщина с шестого этажа надавала пощечин своему несдержанному мужу за то, что он козел ревнивый. Мужчина виновато пыхтел и с ненавистью поглядывал на буквы на асфальте. Женщине рукоплескали все остальные женщины двора, вкладывая все свои обиды на спутников жизни в овации. Мужчины сочувствовали лицом и жестами, но сказать что-то вслух не осмеливались.
— Ишь как под монастырь подвел всех. – вздохнул какой-то мужчина лет пятидесяти. – Нет чтоб по секрету на ушко сказать зазнобе своей. Так нет – надо народ баламутить.
— А ты своей на ушко каждый день говори – она и не взбаламутится. – парировала соседка.
— А мне, допустим, никто не говорит ничего уже лет двадцать пять – и ничего. Не помер пока. – виновато пробурчал мужик.
— То-то и оно. – покачала головой женщина и вернулась к зрелищу.
— На пятом-то незамужних баб нету! – вдруг выкрикнул один из мужчин.
— А что ж в замужнюю влюбиться нельзя уж никому? – взъярились женщины пятого этажа. – Рожей не вышли, что ли? Что ты молчишь, а? Твою жену уродиной обзывают, а ты? Так и будешь стоять?
Приехавший наряд полиции вызвал подмогу и уже тремя экипажами они гоготали и ставили ставки. После всего разняли дерущихся и оформили двадцать три административных нарушения за драку.
Утром на асфальте красовалось «А чего все эти курицы щеки дуют-то? Зайка-то мой – мужчина с пятого этажа. Люблю тебя, зайка!». Управдом прочел это все, ахнул, сразу вызвал полицию и четыре экипажа «Скорой помощи».
— Зачем вам четыре? – допытывалась диспетчер. – Чего у вас происходит-то там?
— У нас на пятом четыре зайки живут! – неуклюже пояснял управдом. – И все женаты. Так что поторопитесь – пострадавшие вот-вот будут.
— Ах ты кобелина! – завыли на пятом этаже и раздался шум бытовой ссоры с рукоприкладством и порчей имущества.
— Алё! – закричали все жители подъезда со двора. – Нечестно так. Спускайтесь вниз – чтоб все видели.
— Сейчас. – вышла на балкон пятого этажа женщина в бигудях. – Скорой там не загораживайте дорогу.
Санитары пронесли двоих пострадавших. Еще один зайка вышел сам, гордо осмотрел собравшихся, пригладил резко поседевшие волосы, проводил заплывшим глазом обе кареты «Скорой помощи» и сказал:
— Слабаки! Тряпки!
После чего улыбнулся беззубым ртом и упал в обморок.
— эээ. Граждане… – заволновалась толпа. – А где четвертый-то? Может надо ему на помощь идти? Может дверь выбить и отнять бесчувственное тело у этой фурии?
— Что за собрание тут? – вышел последний из заек из подъезда. – Делать вам всем нечего?
Толпа ахнула – мужчина был чисто выбрит, причесан, одет в свежую рубашку и вообще – великолепен как залежавшийся в ЗАГС-е жених.
За мужчиной вышла его жена, поправила демонстративно мужу прическу и ослепительно улыбнулась соседям.
— Верк, ты чего? Бесчувственная какая-то? – ахнули женщины.
— Чего это? – удивилась Верка. – Это ж я писала. Своему. Люблю его – вот и дай, думаю, напишу. А нельзя разве?
— Вот ты скажи – ты нормальная?!!! – завизжали соседи.
— Нормальная, вроде – пожала плечами Верка. – А вы?

22:23 

Водителю маршрутки посвящается.

Не нервируйте меня. Мне скоро негде будет прятать трупы.
Не помню где взяла, но мне очень понравилось.

Водителю маршрутки посвящается
Вот вы говорите, Тамплиеры, Франкмассоны…
У нас в России есть самый настоящий заговор – заговор Ордена Водителей Маршрутных Такси. Нет, а что? У них есть своя философия, свои заповеди, даже свои уровни посвящения.

Уровень первый – Новичок
Немного дерганый, часто озирается по сторонам, реакция заторможенная. Он либо примерно знает маршрут, либо вообще не представляет куда ехать. Ориентируется на крики из салона «эй, куда поехал» и подсказки «бывалых пассажиров». Благодарен любой помощи и готов остановить машину по малейшей просьбе пассажиров, причем там, где надо и где не надо. Правила дорожного движения вызывают у него легкое недоумения. Путается в сдачи. Средняя скорость движения – «как черепаха». Цель – случайно не уехать в другой город.

Второй уровень посвящения – Водила
Продолжает путаться в сдаче. Путем многократного повторения выучивает нужный маршрут. По доброте душевной сажает в маршрутку «стоя», «лежа», «вприсядку», «в три погибели», «в три слоя» и «на колени у соседа». Смекалист. Священная цель – не попасться гаишникам.
Увидев на горизонте гаишника, стремительно меняет маршрут. Порой делает это неожиданно и абсолютно нелогично: разворачивается на перекрестке и продолжает путь в противоположном направлении до тех пор, пока все пассажиры не утрамбуются и с горем пополам не уместятся на сидениях. Затем, проехав дирижера с палочкой, останавливается на повороте и сажает нового пассажира. «Мест нет!» - хором отзываются приплюснутые пассажиры. «Ничего я присяду», - говорит новенький, чуть было не наступивший на лежащую в проходе тетку с авоськами.

Третий уровень посвящения – Шеф
Все еще путается в сдачи. Знает все объездные дороги и часто ими пользуется, чтобы срезать путь или объезжать посты ГАИ. Постепенно теряет слух от грохота закрывающейся двери. Логика и здравый смысл со временем атрофируются. Но этот факт легко компенсируется интуицией, смекалкой и наглостью. Шестым чувством безошибочно определяет «зайцев». Его легко узнать по характерным табличкам в салоне: «заплатил за проезд – спи спокойно», «хлопнешь дверью – станешь льготником» и «дверь закрывают душевно, а не от души». Цель – догнать того, кто вышел на маршрут раньше его. Временами затягивается сигареткой.

Четвертый уровень – Шумахер
Очень напористый, сам знает, кому и где нужно выходить. Намеренно игнорирует правила дорожного движения. По причине длительного пребывания в Ордене оглох на оба уха. Его легко узнать по характерным табличкам в салоне: «водитель глухой и очень вредный, так что ори громче», «остановки называем заранее и громко», «где-нибудь здесь будет где-нибудь там». Цель – проскочить на зеленый светофор.

Пятый, самый высокий уровень – Учитель Шумахера или просто Король Дороги
Ездит напрямик, ездит по короткому пути, ездит по трамвайным путям, ездит по встречной полосе, ездит везде, где душа пожелает. В гробу видел правила дорожного движения. Средняя скорость – «не дрова везешь». Обладает уникальным чувством такта. Дверь в салон – автоматическая, о чем кричат все надписи с обеих сторон двери. Но так как пассажир у нас зачастую неграмотен и невнимателен, никогда не упускает шанс указать «слепому дебилоиду» на его ошибку. На передние сидения допускаются лишь избранные, соответствующие особым параметрам. Для отсеивания прочих имеется специальная кнопка, блокирующая дверь или последняя разработка Ордена – рычаг на веревочке. Курит. Любит останавливаться у ларьков, магазинов, забирать знакомых «тут недалеко», высаживать пассажиров, с которыми ему вдруг становится не по пути, заезжать на заправку. В маршрутке установлена запатентованная система климат-контроля: водителю всегда комфортно, в салоне температура на несколько градусов выше, чем на улице (зимой еще не совсем Арктика, а вот летом - пустыня Сахара в чистом виде).

Переход на более высокие уровни осуществляется в рыцарских поединках. Маршрутчики, принадлежащие к одной гильдии (маршрута), собираются на пути следования и устраивают гонку с препятствиями. Главная цель – приехать первым, успев высадить всех пассажиров на их остановках. Такие соревнования чаще всего проводятся спонтанно: «от нечего делать» или «принимая/отвечая на вызов».

Священная миссия Ордена: довезти всех тех, с кем нам по пути туда, куда им вроде бы надо.
Главная заповедь: «Все зайцы - козлы!»

@темы: Всякая всячина: смешная и не очень

Мир в котором я живу

главная